НА ДАЛЬНИХ ПОДУСТУПАХ

ЕСТЬ ТАКАЯ ПРОФЕССИЯ — РОДИНУ ЗАЩИЩАТЬ

В России выросло целое поколение, для которого слово «Афганистан» — не более чем географическое название. Ну, может быть, в последнее время с этим названием связаны какие-то ассоциации, вызванные сообщениями в средствах массовой информации.


Те, для кого Афганистан — не просто слово, сегодня уже нянчат внуков. Это те, кому посчастливилось уцелеть тридцать с лишним лет назад, чья память хранит события афганской войны.


Некоторые умники сегодня берутся рассуждать о том, нужна ли была нашей стране эта война. Мол, какие такие государственные задачи нужно было решать на чужой территории, расплачиваясь за это тысячами жизней молодых парней? У тех, кто прошел Афганистан, таких вопросов не возникает.


Сергей Кобелев пошел служить в 1981 году. Попал в погранвойска. Мургабский отряд располагался на самом юге Таджикистана. Участок границы выходил на так называемую Джавайскую щель. Через эту щель и текли в те годы на территорию Советского союза наркотики и оружие из Пакистана. Перекрыть этот поток должны были наши пограничники. Так, оставаясь в погранвойсках, Сергей стал «афганцем».


В погранотряде была сформирована десантно-штурмовая маневренная группа, в которую входили двадцать два — двадцать четыре бойца. Дальше ста километров на территорию сопредельного государства группа вторгаться не могла. Вот на эти сто километров и забрасывали пограничников вертолетами. А дальше начинался десятидневный переход по Джавайской щели, прочесывание кишлаков и горных троп. Цель одна — предотвращение прохода караванов с оружием и наркотиками на территорию СССР.

-Я сравниваю свою войну с тем, что показывают в фильмах, — говорит Сергей. — Там киногерои отважно сражаются, лихо идут в атаки. У нас было все не так. Война — это страшно. Вспоминаю первое боестолкновение. Когда пуля ударила рядом в камень, хотелось в землю вжаться.
Эти десятидневные переходы сами по себе были тяжелы. Идти надо было по горам, неся на себе немалый груз — оружие, боеприпасы, пятидесятикилограммовый рюкзак. И постоянное напряжение…
Если группа обнаруживала на своем пути банду, вызывали по рации вертолеты. После того, как авиация отработает, продолжали движение.

-Среди афганского населения у наших были осведомители, которые сообщали, в какой из кишлаков зашла банда, — вспоминает Сергей. — Нашу группу забрасывали туда вертолетами, и мы уже на месте разбирались с «духами». Потом снова вызывали вертолеты, которые забирали пленных, оружие и все остальное…
Порой десантно-штурмовой группе приходилось особенно трудно. В одной из операций двадцати двум пограничникам противостояла банда из двухсот боевиков. Они сопровождали караван в восемьсот ишаков. При поддержке вертолетов удалось тогда взять в плен всех боевиков — сами сдаваться начали.

-В составе этих банд были самые разные люди, — вспоминает Сергей. — Были местные жители, были пакистанцы, были американцы. С местными вообще много непонятного было. Сегодня он на нашей стороне, а завтра уже против нас…


Под конец службы Сергей и его группа полгода не вылезали из рейдов-прочесываний. День отдохнут в отряде, и опять в путь. Казалось бы, дембель уже, а командир не отпускает. Пришла молодая смена. Куда с ними в рейд? Так и прослужили дембеля лишние три месяца. Домой Сергей только в конце января вернулся.

-Долго не мог привыкнуть к мирной жизни, — говорит Сергей. — Бывало, проснусь ночью, а рука «ружье» шарит.
«Ружье» — это СВД, снайперская винтовка Драгунова. Снайпер — одна из воинских специальностей Сергея. Начинал войну автоматчиком, продолжил пулеметчиком, закончил снайпером.

-Хоть и воевали на чужой земле, — рассуждает Сергей, — но защищали интересы нашей страны. Сколько караванов с оружием и наркотиками через Среднюю Азию не попали тогда на территорию Советского союза! Разве этого мало?


Алексей ЯКИМОВ
Фото из архива Сергея Кобелева

Click to listen highlighted text!