ПУТЕШЕСТВИЯ ПО ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ

ЕСТЬ ТАКАЯ ПРОФЕССИЯ — ДЕТЕЙ УЧИТЬ

В тридцатые годы прошлого столетия в стране много нового появлялось. Это было время, когда детям давали необычные имена. Например, Вилорий, что расшифровывалось как «Владимир Ильич Ленин организатор революции». Или Релен — «революция, Ленин».


Отец нашей героини тоже придумал для дочери необычное имя. Правда, никакого тайного смысла в это имя не вкладывал.

-Сколько живу, никого не встречала с таким именем, — говорит моя собеседница. — У Стендаля только его встречала. Подругу мою родители тоже редким именем нарекли — Миральдой…
Имя-то у нее редкое, а вот жизнь и судьба похожи на жизнь и судьбу всех ее ровесников — детей войны. Это поколение не жило в роскоши. Им хватало того, что есть.


Милитина Васильевна Кузнецова коренная бисерянка. Вся жизнь со станцией Бисер связана. Рано осталась без родителей. Бабушка ее растила. Поэтому с раннего детства многое приходилось по хозяйству самой делать.

-Однажды пилила дрова, — вспоминает Милитина Васильевна. — Одна. Двуручной пилой. Пила из стороны в сторону качается. Мимо сосед проходил. Посмотрел, как я маюсь, взял пилу и усовершенствовал ее — пополам разрезал. Вот этой короткой пилой я с дровами одна и управлялась. До того к ней привыкла, что потом пришлось по новой переучиваться. Как начнем с мужем пилить — и смех, и грех! Он в свою сторону пилу один раз протянет, а я два раза…

Трудно жилось в военные годы. Но и о том времени есть светлые воспоминания.

-Соседи корову держали, — вспоминает Милитина Васильевна. — И вот бывало, надоит соседка молока, картошки отварит и всех ребятишек с улицы зовет. Нас человек пятнадцать соберется за столом. Мы картошку с молоком едим, а соседка в сторонке стоит, плачет. Потом уж, когда я взрослой была, спрашивала у нее, почему она плакала. Жалко, говорит, вас было, голодных. Раньше люди добрей были…


Милитина Васильевна пятьдесят восемь лет отработала в школе учителем истории. В пермском университете заочно училась. Сегодня она вспоминает школьную жизнь прежних лет.

-Жизнь в школе раньше кипела. До позднего вечера горел в окнах свет. Не только учили детей, но и воспитывали. Мне, как классному руководителю, могли ночью позвонить — дочь-десятиклассница потерялась. Шла вместе с родителями разыскивать девчонку…

Между учителем и учениками были доверительные отношения, выходившие за рамки школьной программы.

-Старшеклассники могли спросить о чем-нибудь, что не имело отношения к уроку. Рассказывала, объясняла. Кто им кроме учителя объяснит? А сегодня и в учебниках-то современных мало информации. В советском учебнике истории о Великой Отечественной войне в семнадцати параграфах говорилось. А теперь этой теме три параграфа посвящено…

Когда ее бывшие ученики приезжают в Бисер, она устраивает им экскурсию в новую, отремонтированную школу. А потом спрашивает, хотели бы они в такой школе учиться. Многие отвечают, что их старая школа все равно лучше была…

-Старая школа была с печным отоплением, — вспоминает Милитина Васильевна. — Учились в три смены. Сами заготавливали дрова. В этом все участие принимали. Даже ученики младших классов поленницы складывали. Атмосфера в той школе теплая была. Дружно и интересно жили.
Чтобы жизнь интересной была, учитель должен быть человеком творческим. Милитина Васильевна для своих учеников путешествия устраивала. То по древней Греции в компании с героями мифов, то по Римской Империи.

Ходила с детьми и в настоящие походы по воскресеньям. Нет в окрестностях Бисера уголка, где не побывали бы ее ученики.
Уроки Милитины Васильевны были интересны не только ученикам. В Бисер приезжали учителя из других городов перенимать опыт. И бывшие ученики, и бывшие коллеги помнят эти уроки.

Алексей ЯКИМОВ
Фото автора

Click to listen highlighted text!