Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

ДЖЕНТЛЬМЕНЫ УДАЧИ

ГЛАВА 48

— Пасть порву, — резанула слух грубая фраза.

Не застёгнутый на пуговицы ватник, явно из комплекта рабочей спецовки штаны, небрежнонахлобученная на головушапка. В таком расхристанном виде дефилировал молодой парень среди сидящих на скамейках и толпящихся в помещении железнодорожной станции Пашия людей. Невысокого роста, но крепко сбитый, с широким  размахом плеч, он чем-то напоминал свирепого, готового в любой момент вцепиться в первую попавшуюся глотку бульдога. Слегка пошатываясь, парень с пьяной удалью энергично вышагивал по залу и пыхал зажатой во рту папиросой.

— Здесь не курят, — сделал ему замечание какой-то мужчина.

— Пасть порву, — мгновенно отреагировал «бульдог».

И хотя сказано это было ровным и как будто безразличным тоном, сомневаться в том, что угроза была нешуточной, не приходилось. В то время вышел на экраны знаменитый до сих пор фильм «Джентльмены удачи». И многие запомнили, как снявшийся в главной роли один из замечательных актеров советской эпохи Евгений Леонов устрашал в тюремной камере дерзкогопреступника: «Пасть порву, моргала выколю!»В кино это выглядело смешно. В реальной жизни уголовный жаргон звучит совсем иначе.

Я глянул в ту сторону, где состоялся «обмен любезностями», и узнал парня: Олег! (Имя изменено). Мы росли на одной улице. Но знали друг друга только визуально. Олег был немного моложе. Впрочем, в детстве даже незначительная разница в возрасте позволяет всех младших считать шмакодявками и не обращать на них особого внимания. Но однажды этот парнишка меня удивил. Мы иногда ходили в «красный уголок» — нечто вроде небольшого клуба, располагавшегося в Кусье на улице Углежжение. Там можно было не только посмотреть кино, но и сыграть в биллиард или потягать штангу. И как-то в ожидании начала очередного кинофильма несколько подростков решили посостязаться в силе. Надо сказать, что в нашей части поселка, называемой Зарека, парни были нехилые. Все с детства работали на сенокосе и в огородах, таскали домой с речки по крутым склонам воду. Водопроводные колонки существовали лишь на Гребешке (центр посёлка) и в Запруде.

Для начала решили установить на штанге вес в пятьдесят килограммов. Штангу спокойно одолели все.

— Давай шестьдесят! – предложил парень, который был старше всех.

Мне в ту пору было четырнадцать или пятнадцать лет. Я считал себя неплохо «накаченным», потому что где-то около года регулярно упражнялся на турнике, до десятка раз поднимал и правой и левой рукойдвухпудовую гирю. Однако шестидесятикилограммовая штангапокорилась мне с таким трудом, что аж в глазах потемнело. Следом за мной к штанге подошел Олег.

— А ты-то куда?–удивился наблюдавший за нашим соревнованием мужчина.

Он смотрел на Олега – самого «мелкого» из нас шкета – с веселой иронией. Я тоже был уверен, что пацану на год младше меня такой вес явно не по силам. Но Олег сначала уверенно поднял штангу на грудь, а затем легко вознес ее над головой. Меня глодала черная зависть: гораздо больше того, что я достиг путем тренировок, Олегу было от природы.

Впоследствии я с Олегом практически не общался. Мы росли в одном поселке и даже на одной улице. Учились в одной школе. Ходили по одним дорогам и тропинкам. Но с детских лет пошли разными путями. В то время, когда наши космические корабли начинали бороздить космическое пространство, вКусье подрастало послевоенное поколение советских людей, из которых формировались не только добропорядочные граждане. Особо знаменитых, известных всей России личностей мой родной поселок не выпестовал. Но точно знаю, что один из моих сверстников в Москве стал доктором наук, другой работал в одном из столичных научно-исследовательских институтов. Можно вспомнить еще немало земляков, добившихся в жизни незаурядных успехов. Олег тоже по-своему прославился. Но его известность не перешагнула за пределы поселка. Зато в поселке они его старшие братьяопределенное время считалисьсамыми отъявленными хулиганами.

А началось, похоже, с того, что братья с малолетства прослыли задирами, по ночам лазили в соседские огороды. И не потому, что их дома не кормили. Видимо, полакомиться чужими огурцами, испеченной на костре сворованной картошкойим было приятней. И еще братья могли направо и налево походя раздавать тумаки и издеваться над всеми, кто был младше и слабее. Однажды они ради забавы устроили «казнь» одному из ребят. Чем уж провинился перед ними этот безобидный парнишка, не знаю. Но они затащили его в лес, накинули на шею проволочную петлю и повесили на сук дерева. По счастью, в братьях, видимо, все же присутствовало что-то похожее не человеческий разум. Через пару секунд они вытащили жертву из петли. До смертоубийства дело не дошло.Кстати, и мне досталось от одного из старших братьев Олега. Досталось случайно, поскольку он перепутал меня с одним из таких же, каким был я, белобрысых мальчишек.Мне было тогда лет, наверное, десять. Брат Олега был лет на пять старше. Однажды я шел по тропинке за окраиной поселка.

— Ага, попался! — неожиданно раздался сзади громкий возглас.

И в тот же момент кто-то сзади ухватил меня за шкирку и как котенка забросил в росший рядом с тропинкой кустарник. Вылезал я оттуда с болезненно ушибленной ногой, поцарапанным лицом, ободранными в кровь руками.И с недоумением смотрел на швырнувшего меня человека, оказавшегося старшим братом Олега.

— Извини, парень, я думал это Петров, — усмехнулся мой обидчик.

Но никакого раскаяния на его лице и близко не было.Я промолчал. А что еще оставалось делать? Попробовал бы я «не извинить»!

Стоит ли удивляться, что братья стали «джентльменами удачи». Правда, не по классической формуле «украл, выпил – в тюрьму»,а «ограбил, выпил – в тюрьму».

У нас с братом была другая компания друзей. По-видимому, будущим «джентльменам удачи» ничем не интересная. Они не играли с нами в футбол, не обсуждали прочитанные книги или посмотренные кинофильмы.

Когда я случайно, за несколько минут до отправления поезда, встретил на железнодорожной станции Олега, он только что вернулся из мест лишения свободы.И вскоре снова оказался за решеткой. Видимо, иной судьбы ему было не надо.

Странно и страшно. Странно, что революционная советская власть, решительно искореняя всех инакомыслящих, терпеливо относилась к приносящей реальный вред людям преступной среде, наивно рассчитывая на перевоспитание матерыхуголовников. А страшно… Страшно, когда думаю, мог ли и я пойти по кривой дорожке «джентльмена удачи». И слава богу, что этого не случилось.

Владимир ВЕРХОЛАНЦЕВ

Фото Елены ВОСКРСЕНСКОЙ. На фото: побережье реки в пос. Кусья

Комментарии отключены.

Mission News Theme от Compete Themes.
Click to listen highlighted text!