Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

БОЛЕЗНИ СЕРДЦА ШАХТЕ НЕ ГРОЗЯТ

Регулировать работу «сердца» шахты непросто и ответственно. В горном деле именно от «кардиоспециалистов» зависит пульс предприятия. Запутанно? Нисколько. Ведь в качестве специалиста по работе «сердца» – настоящий профессионал.

Шел 1978 год. В рабочий поселок Сараны приехал выпускник Магнитогорского горно-металлургического института Валерий Иванов. Путевку в уральский поселок молодой человек получил, как и многие его сверстники, по распределению. На шахту «Рудная» он прибыл не менее чем на три года, тем самым «отблагодарить» государство за бесплатное получение высшего образования. Но судьба распорядилась иначе. Вместо трех положенных лет, остался Валерий Иванов на шахте на четыре десятка.   

— Начало работы на шахте помню хорошо. Приехал на станцию Лаки, а от туда автобус довез меня до Саранов. И увидел я тогда, что это настоящая тайга, — с улыбкой вспоминает Валерий Ильич, — Но, раз государство отправило сюда отрабатывать, делать было нечего, пошел на шахту. Устроился я горным мастером с этого и начался мой трудовой путь в Саранах.

            Карьера молодого, грамотного специалиста, шла в гору: горный мастер, заместитель начальника горнопроходского участка, начальник этого участка, главный инженер шахт, директор. Кресло руководителя предприятия Валерию Ильичу досталось в самые непростые годы – сумасшедшие 90-ые. Но, тем не менее, и в то время сарановская шахта выстояла, во многом благодаря Иванову.

            — Это были очень тяжелые годы. Реализация ферросплавов шла неважно, что на нас, разумеется, отражалось, потому что наша хромовая руда для них используется в качестве сырья. Поскольку сбыт стал незначительный, собственники шахты настаивали на том, чтобы мы сократили штат на 50%. Но, делать этого было категорически нельзя! Горняк – очень сложная профессия, и после сокращения, по новой набрать таких специалистов невероятно сложно. Донести это до высшего руководства мы смогли и сокращения не состоялось. А, буквально, через полгода продажи феррохроам на рынке увеличились, и потребность в нашей руде вновь появилась, — рассказывает Валерий Иванов.

            Редкий случай, когда руководитель высшего звена после ухода с должности продолжает работу на предприятии на другой ставке. У Иванова как раз такая ситуация: не может он без предприятия, как и оно без него. Валерий Ильич и есть тот «кардиоспециалист», который координирует работу самого «сердца» шахты – технического отдела.

— Наш технический отдел мы считаем сердцем предприятия, — увлеченно презентует свой коллектив Валерий Иванов, — В моем подчинении инженер, главный обогатитель, служба диспетчеров. Ведем учет, планирование производственных программ, контролируем их утверждение их в Ростехнадзоре, следим за техническим перевооружением. Кстати, сейчас оно идет очень активно. Например, в связи со спуском нового модуля по обогащению мелкой фракции, было внедрено совершенное оборудование. У нас в производстве два класса: 10-100 и 0,10 миллиметров. Раньше мелкая фракция, в 10 миллиметров, не использовалась, складировалась или шла в шлам. Сейчас, после строительства нового модуля, мы имеем возможность обогащать этот класс и получать новый товар, который пользуется спросом.            

По словам Валерия Ильича, сегодня развитие шахты идет интенсивно, новые собственники заинтересованы в ее работе. Кроме того, нужда в сарановской хромитовой руде у покупателей высока, поэтому планы на будущее у предприятия самые амбициозные. Оно и не удивляет. Пульс шахты координирует Иванов, а значит «болезни сердца» ей не предвидятся.

Марина Лбова

Комментарии отключены.

Mission News Theme от Compete Themes.
Click to listen highlighted text!